Защита от подозрений в несуществующей фирме

Недобросовестные контрагенты – бич в сфере предпринимательства. Фирмы-однодневки вызывают раздражение у налоговиков и судебных органов и создают проблемы для нормального ведения бизнеса реальным предпринимателям, создавая неприглядное мнение потребителей о бизнесе в целом. 

Долгое время в государстве не существовало действенных инструментов для борьбы с уклонистами от налогов, которые создавали фиктивные компании на непродолжительное время, в течение которого аферисты имели возможность «срубить» денег и исчезнуть, не уплатив ни копейки налогов или мизерную сумму от реально полагающейся. Образованный, таким образом, теневой сектор создавал реальные проблемы добросовестным предпринимателям.

Результатом такой ситуации стало то, что налогоплательщики-предприниматели стали заключать договоры с контрагентами с более низкой стоимостью товаров и услуг, что вполне предсказуемо и оправдано.

Избежать налоговых рисков помогал лишь Пленум ВАС РФ 53, который предписывал должностную осмотрительность, как превентивную меру защиты прав бизнесменов. Автокомплекс АСК НДС-2, внедренный в налоговую систему, значительно изменил ситуации, позволив отслеживать НДС и предоставив больше возможностей судебным инстанциям.

Получив доказательства о неначислении к уплате НДС контрагентами ответственных плательщиков, налоговые претензии к бизнесменам возросли. Количество дел в арбитраже стало значительно выше, как и увеличилось число решений в пользу НС. К сожалению, при судебных разбирательствах игнорируется презумпция добросовестности.

Основной проблемой судебных разбирательств по искам налоговых органов стал вопрос недобросовестности контрагентов, с которыми были заключены договора, и их поставщики, подрядчики. Даже учитывая соблюдение рекомендаций по осмотрительности в отношении контрагента, налогоплательщик может проявлять бдительность только в отношении партнера по договору, но никак не субъектов его хозяйственной деятельности, которых проверить практически невозможно.

То обстоятельство, что нет наработанных четких правил о выявлении недобросовестных участников бизнес-цепочки, породило, своего рода, произвол налоговиков, которые стали сами «назначать» уклоняющихся от уплаты налогов лиц, а то и требовать взыскания за необоснованную выгоду по налогам со всей вереницы участников.

В такой ситуации основной задачей ответчика по делу становиться доказательство получения необоснованной выгоды другими участниками цепочки, которым должны быть предъявлены претензии об уклонении от налогообложения.

Но бывают случаи, когда нет оснований доказывать вину налогоплательщика по причине аффилированности с контрагентами и других формальных критериев (неуплата налогов бизнес-партнерами и их субподрядчиками или поставщиками, бездоказательная база проводимых операций с партнерами первого звена), и это может стать свидетельством, обозначающим ответственного налогоплательщика, как виновного в неуплате в бюджет с полученной выгоды. Именно так чаще всего и происходит.

Вышеизложенное сформировало в бизнес-среде воззрение о заведомо выигрышных делах по фактам партнерства с недобросовестными контрагентами в пользу налоговых служб и невозможности обжалования таких решений. Нужно отметить, что такое мнение не совсем отвечает реальности. В качестве подтверждения такой мысли может служить решение по делу ООО «Центррегионуголь» (см.д.1)

Доказывание о недобросовестных контрагентах

Названное Определение Верховного суда было вынесено в пользу налогоплательщика. Стоит отметить, что в этой категории дел подобное решение в пользу бизнеса было вынесено не впервые (см.д. 2-3), а потому оказывает положительное психологическое воздействие на моральный дух ответственных налогоплательщиков.

Что еще важно, так это то, что Верховный суд не просто принял решение, а дал подробную оценку правовой позиции, задавая ориентиры, как именно налогоплательщик может доказать свою невиновность, а налоговики добиваться определения виновного.

По материалам дела НС было установлено, что у контрагента отсутствовал персонал по управлению и другим сферам хозяйственной деятельности, что дало основания инспекции по налогам сделать вывод о наличии у налогоплательщика необоснованной выгоды, которую он получал за счет необлагаемой прибыли на расходы по оплате товаров от партнера, а также от вычетов из налога по НДС.

Дело осложнялось и тем, в ходе налоговой проверки оказалось, что подписи гендиректора контрагентов на документах по сделкам ему не принадлежат, что подтверждалось графической экспертизой. Еще одним, осложняющим ситуацию для плательщика, моментом являлся то факт, что производитель продукции отрицал свои поставки и контрагенту, и тем, кто по банковской выписке, снабжал данным товаром контрагента.

Предоставленные материалы стали причиной решения суда первой инстанции и апелляционного в пользу налоговой инспекции, а вот окружной кассационный отменил такие решения. ВС России же своим Определением и вовсе признал решение инспекции по налогам, как недействительное.

Проанализировав данный судебный процесс, можно говорить, что теперь есть критерии, позволяющие добиться успешного исхода в подобных разбирательствах.

Соблюдение условий для признания расходов на прибыль и вычетов НДС

Не смотря на то, что существуют стандартные условия, согласно Законодательства, суд первой инстанции принял во внимание факт оплаты продукции, при том, что это не служит основанием вычетов НДС и признаком расходов на прибыль. При рассмотрении дел о необоснованной выгоде главным является обоснование взаимодействий с контрагентом на условиях рынка.

Это говорит о том, что все самые незначительные, на первый взгляд. моменты сотрудничества с контрагентом, даже если они не предусмотрены законом, как основание для получения обоснованной выгоды, могут сыграть решающую роль.

Как выяснилось позже, результат графической экспертизы был проведен с несоблюдением всех методик. Эксперт обследовал недостаточно образцов почерка. Это послужило поводом удалить заключение из представленных доказательств. Таким образом, подписанные документы послужили доказательством, свидетельствующим в пользу налогоплательщика.

Кроме того, судами было отмечено, что цена, по которой приобреталась продукция у поставщика соответствовала уровню на рынке товаров. А это стоит расценивать, как взаимодействие с контрагентом на общепринятых условиях, без завышения цен, что свойственно для «фирм-однодневок».

Как доказать реальность имевших место операций

Судами была дана оценка обстоятельств каждой поступающей партии продукции и их реализации приобретателям общества. Так руководитель предприятия-перевозчика подтвердил в суде (см.д.4) факт обеспечения налогоплательщика углем по железной дороге.

В ВС РФ прозвучал тезис, к которому стоит прибегать в судебных разбирательствах. Есть надежда, что это послужит поводом для нижестоящих судов предъявлять более строгие требования к обоснованию аргументов и доказательств, доказывающих причастность налогоплательщика к нарушениям.

Проявление осмотрительности. Как доказать

Вина за получение необоснованной налоговой выгоды может считаться признанной в том случае, когда органом налоговой инспекции будет доказано халатное отношение плательщика к осмотрительности, умышленное игнорирование известных нарушений со стороны контрагента (см.д.5).

Верховный суд подтвердил такие критерии, признавая их должными. В частности он указал, что для оценки доводов сторон в судебном процессе, имеющих отношение к проявлению осмотрительности, следует учитывать выгоду от сделки, но и оценивать репутацию контрагента, его платежеспособность, возможные риски относительно существования необходимых производственных объемов, техники, персонала, а также профессионализма (см.д.6).

Отсюда следует, что для опровержения принятых мер по осмотрительности налогоплательщиком, налоговые службы могут приводить в качестве доказательств, подтверждения того, что плательщик руководствовался коммерческой привлекательностью и игнорировал добропорядочность партнеров-контрагентов. Также потребуются и доказательства, что ответчик не мог не знать о существующих нарушениях со стороны партнера.

Налогоплательщик имеет возможность пояснить, какие критерии были им учтены при выборе бизнес-партнера, предъявить доказательства своей информированности о способах выполнения договора. «Другая сторона медали» - предприниматель получил обширный перечень обязательств для оценки контрагента на благонадежность. Остается открытым вопрос, как проверять репутацию, платежеспособность, опыт и прочее.

Но положительным в этой ситуации можно назвать то, что установленные конкретные критерии, так называемой, осмотрительности, а бремя предоставления убедительных аргументов ложиться на обе стороны.

По данному разбирательству первый суд и апелляционный приняли во внимание, что договор между налогоплательщиком и контрагентом заключался на основе информации о возможности и способе доставки продукции, полученной от представителя поставщика, который и подтвердил это в суде.

Делая выводы, можно заключить, что при подписании договоров с контрагентами, нужно уделять внимание доказательствам осведомленности об исполнительских возможностях контрагента. Это может стать «охранной грамотой» в случае претензий налоговых служб или в судебных процессах.

Отсутствие аргументов, доказывающих виновность в налоговом правонарушении

Способами получения необоснованной налоговой прибыли служат:

  1. недобросовестность налогоплательщика;

  2. недобросовестность контрагента или его контрагентов по отношению к налоговым обязательствам.

Если в первом случае все предельно понятно, то в другом налоговый орган должен предоставить доказательства вины конкретного налогоплательщика, но никак не его контрагентов. Таким доказательством может послужить и бездействие плательщика.

Согласно выводам ВС России, важным следует отметить, что теперь налоговые службы имеют право (и несут ответственность, в случае неиспользования этого права):

  • устанавливать признаки сопричастности налогоплательщика к нарушениям, которые были выявлены;

  • предоставлять факты информированности плательщика налогов о совершаемых контрагентом нарушениях.

Таким образом, Определения ВС России задали пределы доказывания для налоговиков, которые теперь не могут просто констатировать выявленные нарушения, а должны предоставить твердые доказательства причастности к этим посягательствам на неуплату налогов.

Однако, пока не выйдет Закон, закрепляющий основы прав и обязанностей в этом спорном вопросе, нельзя надеяться на то, что аналогичный подход будет применяться при рассмотрении в других судебных процессах.

Список-сноска документов:

д.1  Определение Верховного суда от 29.11.2016 по делу № А40-71125/2015 по делу ООО «Центррегионуголь»

2 Определение ВС РФ от 01.02.2016 по делу № А63-9913/2014 (дело «Центр-Продукт»)

3  постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.02.2016 по делу № А64-2400/2014 (дело «Тамбовского спиртоводочного предприятия «Талвис»)

4 в порядке статьи 90 Налогового кодекса

5 п. 10 постановления Пленума ВАС РФ № 53

6 постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 № 15658/09