Неудержимый рост банкротства

После принятого в 2002 году Закона о банкротстве, он уже не раз претерпевал изменения, направленные на совершенство механизма ликвидации. Увы, не всегда удачно. Последние внесенные корректировки значительно увеличили влияние кредиторов на банкротство.

Субсидиарный подход к банкротству имел все шансы отбить желание ввязываться в процедуру, а взыскание должно было стать более эффективным, т.к. должно было взиматься из средств руководителя.

Количество банкротов растет

Бизнес в России с трудом можно назвать процветающим. Число компаний, признающих неплатежеспособность, только растет, особенно, начиная со второй половины прошлого года. Изменения в Законе, как видно, не оказали особого влияния, и тринадцать тысяч коммерческих организаций официально стали банкротами.

Но очевидная популярность банкротства обоснована не только кризисом в экономике, а скорее, как альтернатива ликвидации. Таким образом проще и безопаснее закрыть предприятие, имеющее долги.

Активно в процедуру «ликвидации долгов» включились физлица. За прошлый год от них поступило в два раза больше заявлений на процедуру, нежели от компаний, что составило 29 000 обратившихся.

Снижение эффективности взысканий

По данным Федресурса по предъявленным требованиям в два триллиона рублей, кредиторам выплатили сто три миллиарда, что соответствует коэффициенту в 18 раз. Это означает, что количество случаев признания неплатежеспособности растет, а получение кредиторами своих денег падает.

Если судить о добросовестности предпринимателей, то имеем такие результаты: преднамеренных банкротств – 1636, фиктивных – 44, из 6296 ходатайств о недействительных сделках удовлетворено менее половины.

Если рассматривать ситуацию с физлицами, то ее тоже нельзя определить, как лучшую. И здесь кредиторы терпят фиаско в сравнении с прошлыми годами: из предъявленных 5300 миллиардов было получено только 100 миллиардов рублей.

Если верить данным ЕФРСБ, то при признании физлиц неплатежеспособными, кредиторам не достается ничего в 80% случаев, опись имущества не дает результатов. Это можно объяснить тем, что финуправляющий выбирается, в большинстве случаев, задолжником. Отсюда вывод: банкротство служит инструментом списания (87%), но никак не взысканием (13%).

Итог:

  1. Исходя из статистики видно, что должники мастерски используют инструмент банкротства в своих целях.
  2. Кредиторы допускают оплошность, забывая, что инициатор процесса имеет больше шансов, чем пассивный участник. Они редко пользуются своим правом на начало процедуры на своих условиях.
  3. Закон о несостоятельности, при правильном его трактовании и умелом использовании, может стать, как помощником в решении финансовых проблем, так и «зарезать без ножа».
  4. Прежде чем включаться в процедуру неплатежеспособности, следует провести анализ возможных рисков, оценить качество и наличие сделок, бухгалтерскую информацию, провести консультации с арбитражным управляющим.